Игры в цепочку

Если внимательно мониторить местную прессу, поневоле придешь к выводу, что «пирамидостроительство» пошло на спад. Потерпевшие от мошенников жалуются на квартирных дельцов, телефонные «подставы», торговцев вразнос, карточных воров, турфирмы, гипнотизеров – да на кого угодно, вплоть до косметологов, искусными пассами склоняющих женщин к кабальным кредитам. А вот протестных акций обманутых вкладчиков возле учреждений власти почти и не видно.


ДЕВИЧЬЯ ПАМЯТЬ

Может, прав был финансовый омбудсмен Павел Медведев, который уверял: в его почте жалобы на «финансовые пирамиды» всегда занимали ничтожно мало места. «Мы ангажированы на «пирамиды», – утверждал он, – и реагируем на них слишком остро. Но в реальности люди в массе своей страдают от посягательств иного рода. А что касается «пирамид», то Мавроди всем преподал урок и показал, что это такое». И это – правда: таких грандиозных надувательств, когда число обманутых перевалило за 10 миллионов человек, в России больше не было.

Люди уже и не помнят про остальных – «Властилину», «Русский Дом Селенга», «Хопер», «Сибекс», «РуБин», «Гарант», «Надежду» и пр. Герои, вроде Чеботаревича или Соломенникова, напрочь забыты. Даже Купцов, который чуть ли не сто кооперативов создал, канул в Лету. А еще год назад его называли рекордсменом!

Мероприятия, проведенные местными властями и Нацбанком Татарстана осадили агрессивную рекламу в общественных местах, полиция придавила самые крупные гнезда «игры в цепочку» (так называют «пирамиды» на Западе), под следствием оказались десятки деятелей республиканского и всероссийского масштаба.

В июле вступили в силу поправки в ГК, запрещающие привлекать средства граждан через широкую рекламу бешеных процентов. Вот-вот в Думу внесут на рассмотрение проект закона о «пирамидах», обещающий серьезные кары за обман вкладчиков. Чего ж удивляться? Принятые меры дали результат.

На сентябрьской пресс-конференции в МВД по РТ следователи доложили: расследуются уголовные дела по деятельности 32 организаций, имеющих признаки финансовых пирамид. Кроме того, проводятся оперативно-розыскные мероприятия в отношении еще 25 аналогичных организаций. 15 тысяч потерпевших, 2 миллиарда рублей ущерба.

МАСТЕРА РЕКЛАМНОГО СЛОГАНА

Наступивший штиль обманчив. Следы функционирующих еще не «пирамид», а «высокорискованных предприятий» встречаешь и в интернете, и на страницах газет. Сайты просто пестрят назойливыми призывами: «Ваша чистая прибыль +50% за 2 месяца!», «Через год Вы будете жалеть, что не начали сейчас!». Есть обещания «солидные и скромные»: «Гарантированный доход – 15% в месяц!». «Проблемы с деньгами? Или их нет совсем?! По уши в долгах и кредитах? Не хватает на отдых? Тогда тебе к нам!!!» «Хватит сидеть на диване и думать о проблемах! Начни зарабатывать в нашей компании! Чем больше вложения – тем больше отдача! Зарабатывать легально до 20% в месяц, без риска?! Легко!»

Не менее активно рекламируются «франшизы». На картинках, под грудой разноцветных купюр, надпись: «Так выглядит зарплата представителя нашей компании. Хочешь такую же?» Далее следуют условия для агентов. Стоимость франшизы – 500 000 рублей. «Партнеру» обещают 10% от прибыли каждого привлечённого им клиента и 5% от всех привлечённых займов. Уверяют, что компенсируют расходы на аренду помещения и рекламу.

Подобные «франшизы» расползаются по городам и весям без особенного шума и рекламной трескотни. Они играют особо опасную роль. Вкладчикам после обрушения «пирамиды» бывает крайне сложно решать свои проблемы в многотысячной очереди претендентов на компенсации, которые формируются за тридевять земель от точки агентских продаж. Нередко люди не предъявляют исков только из-за размера сопутствующих расходов и конфликты не выходят на поверхность, не попадают в официальную отчетность.

Рекламные тексты в целом удивительно однообразные. Видно, трудно слепить, даже за деньги, приличную и, главное, оригинальную публичную физиономию откровенно сомнительного юрлица. Начинается эта песня с сакраментальных вопросов: «Можно ли доверить нам свои накопления?», «Как отличить надежную компанию от недобросовестной?» и «Чем мы отличаемся от финансовых пирамид?». Потом следует «прямая речь клиента», нахваливающего «делового партнера» и желающего ему долгих лет жизни. Перечисляются «гарантии» прибыльности и успешности: «инвестируем в высокодоходные проекты», «финансируем технологические стартапы», «компания застрахована», «состоим в СРО», «находимся под строгим контролем Банка России», «создаем компенсационный фонд» и т.п.

А черту всем этим «уверениям в совершеннейшем почтении» подводит какой-нибудь роскошный арифметический пример невиданной прибыльности инвестиций – раз в 10 выше банковской нормы. И обещание платить вкладчикам такие же проценты – только торопитесь, а то «действие акции» заканчивается не сегодня-завтра!

Это убивает весь пафос разглагольствований про «инвестиционные проекты», «технологические прорывы». А строчка про средства вкладчиков, пущенные на «кредитование через свои микрофинансовые организации», прилепившаяся где-то снизу этой декларации, ставит все на место.

К примеру, по «займам до зарплаты» – на сумму до 30 тысяч рублей, на срок менее 1 месяца, без обеспечения (payday loans), среднерыночная ставка, рассчитанная Центробанком для МФО на первый квартал 2015 года, равнялась 686,089%, а предельная составляла 914,785% годовых. Это и есть настоящий источник заработка. И это еще хороший вариант. Учредители вообще могут никуда ничего не вкладывать и просто платить одним за счет взносов других.

Микрофинансовые организации ожидают в ближайшие годы галопирующий рост «займов до зарплаты», которые в просторечии называют «займом последней надежды». Этому будут способствовать общее ухудшение экономической ситуации и рост «серых» зарплат. Эксперты прогнозируют рост рынка «займов до зарплаты» ориентировочно на 30-40% в год в течение ближайших пяти лет.

А рентабельность обычного бизнеса не позволяет давать доходность выше 30%. Все, что выше, – это высокорискованные инвестиции либо мошенничество. Таково мнение специалистов.

ОБХОДНОЙ МАНЕВР

Можно спросить: как обещание ста и более процентов на вклад согласуется с ограничениями для нефинансовых организаций на привлечение средств физлиц через публичную рекламу, вступившими в силу в июле? Очень, надо сказать, просто. Запрещена так называемая «оферта, обращенная к неограниченному числу лиц». Но есть «сетевой маркетинг», широко практикуемый в интернете. Его никто не запрещал.

Летом о процентной ставке такие организации, к примеру, еще писали открыто: 120% годовых! Теперь выставляют «графики», показывающие, как выросли за полгода курсы «баксов», «евриков» – и помещают рядом с ними гигантскую «пирамидку», в которую, якобы, превратилась за те же шесть месяцев сотня рублей, помещенных в КПК. Выходит, что перед вами не рекламное обещание, а иллюстрация на тему роста активов, заключенных в разную форму – своего рода аналитический обзор.

Легко рассеивается и другое недоумение. Известно, что если речь идет о кредитных кооперативах, нормативы Центробанка предлагают считать законными ограничения процентной ставки в виде стандартов привлечения средств физлиц, принятых саморегулируемыми организациями. Если, к примеру, речь о СРО «Опора кооперации», то стандарт ограничивает ставку, по которой привлекают средства физлиц, двумя с половиной ставками рефинансирования Центрального банка Российской Федерации. Это в любом случае не 120% годовых.

Но стандарт ограничивает ставку привлечения средств «пайщиков», то есть членов кооператива. А если речь не о «пае», а о договоре займа? И заключают его с другими лицами, не состоящими в кооперативе? Тут действуют «по договоренности сторон». Так и поступают нынешние деятели, обходя закон. А чтобы не дразнить органы надзора, УФАС, полицию, объявляют: постоянная наша ставка привлечения, скажем – 28%, а 120% – это на время действия «акции». Так сказать, исключение из правил. Однако кто мешает сделать «исключение из правил» правилом? И зачем пользоваться «публичной офертой, обращенной к неограниченному кругу лиц»? Достаточно и «сетевого маркетинга» для распространения соблазнительных предложений.

Еще до принятия поправок к ГК РФ о запрете использования нефинансовыми организациями широкой рекламы для привлечения средств физических лиц, многие призывали поступить решительно – запретить всем организациям, не имеющим соответствующей лицензии Центробанка, привлекать средства населения. Государство на это не пошло, так как такое ограничение нарушало бы права добросовестных участников рынка, лишая их источников внешних заимствований в виде средств населения.

Опубликовано: журнал «Про кредиты и вклады» // №1 // Январь, 2016