В погоне за процентами

Желание приумножить собственные сбережения вполне естественное. Вот только способы, которые выбирают для этого некоторые наши уважаемые сограждане, порой вызывают недоумение. Отдать кровно заработанные деньги сомнительной конторе и ждать обещанных баснословных дивидендов – не безрассудство ли?


В погоне за процентами

НЕСТИ ИЛИ НЕ НЕСТИ?

Выслушивая жалостливые истории незадачливых вкладчиков, поневоле задумываешься – неужели жизнь ничему не учит? Конечно, как говориться, если б знал, где упасть – соломки б подстелил. Стопроцентной гарантии, что с вложенными деньгами ничего не случится – нет. Это касается и банков, у которых чуть ли не каждый месяц отзывают лицензии, и тем паче разнообразных финансовых контор, начинающихся на ООО.

Но 10-12% дохода в месяц так и манят. Рекламой с обещаниями столь высоких процентов переполнены бесплатные газеты, призывно пестрят листовки из почтовых ящиков и объявления на столбах… Еще более убедительны рассказы друзей или родственников, которые уже отнесли свои денежки в такую-то контору и, о чудо, им исправно платят обещанные проценты.

Так поддаваться искушению или не стоит? Прежде чем принять решение, главное, что надо сделать – присмотреться к фирме, которой вы собираетесь доверить свои сбережения.

ВХОД В МФО ТОЛЬКО ДЛЯ МИЛЛИОНЕРОВ

По другую сторону банковской системы находятся два основных участника финансового рынка – микрофинансовые организации (МФО) и кредитные потребительские кооперативы (КПК) – их можно считать узаконенной формой ростовщичества. За ними надзирает Центробанк России. По большому счету этот факт тоже ничего не гарантирует. Контрольные функции к ЦБ перешли только в этом году и по признанию самих же чиновников у них пока не хватает ресурсов, чтобы проверить поголовно всех участников рынка. Но все же, если в названии организации содержится аббревиатура МФО или КПК, то есть надежда, что функционируют они в рамках соответствующих законов. Тем более что последние законодательные нововведения довольно жестко регламентируют их деятельность: на данный момент Центробанк внес целый ряд корректив в работу таких компаний, начиная от ведения финансовой отчетности и регулирования уровня процентных ставок по займам и заканчивая необходимостью создания резервов под проблемную задолженность.

Ведутся и соответствующие реестры. На данный момент в госреестре числится почти 5,5 тысяч микрофинансовых организаций и 3,5 тысячи кредитных кооперативов. Зайдя на сайт Центробанка (www.cbr.ru) в раздел «Участники финансовых рынков», без труда можно проверить легальность той или иной компании.

Что же касается взаимоотношений МФО и вкладчиков, то микрофинансовые организации ограничены в привлечении средств от населения. По закону они имеют право привлекать деньги по договору займа в сумме не менее 1,5 млн. рублей. Но есть компании, которые в обход законодательства предлагают открыть вклад на меньшие суммы. Появляются схемы, которые позволяют формально соблюдать ограничения. Например, вам могут предложить заключить договор займа на 1,5 млн. руб., но сумму разрешат внести частями в течение срока действия договора (обычно один год). При этом минимальный взнос – 50 тыс. руб., которые, согласитесь, найти гораздо проще, чем полтора миллиона.

Справедливости ради заметим, что на казанском рынке МФО, которые грешат против закона, нами не замечено.

ПРАВДА О КПК

Начнем с рассуждений моего знакомого, который в свое время, с карандашом в руках, внимательно изучил предложения кредитных кооперативов.

Эдуард Филатов, предприниматель: «Недавно у меня «образовалась» неплохая сумма, которую необходимо было куда-то пристроить. Во-первых, дабы «не жгла карман», во-вторых, подальше от соблазна потратить, в-третьих, чтобы спасти от инфляции. Конечно, с одной стороны величина этой суммы позволяла войти с парадного подъезда и по красной ковровой дорожке в некоторые из казанских банков, где со словами «вот я к вам такой vip-клиент в белых штанах» потребовать себе чашку кофе и персонального менеджера. Но максимум доходности с моей суммы от банковского депозита – около 11% годовых. Хотелось большего…

В порыве эмоций я уже готов был рвануть в объятия многочисленных фирм, сладострастно обещающих приумножить капитал на 100-120 процентов за год. Конторы типа «Рога и копыта» были отсеяны сразу, а вот на кредитных кооперативах взгляд задержался. Но и тут кое-что насторожило.

Первый стоп-сигнал – обязательное членство в КПК, а с этим и прием на себя всей полноты ответственности за риск: кооператив богатеет – получай свои проценты, а если он вдруг накроется «медным тазом» – се ля ви, не получишь ни процентов, ни своих вложений. Они мне говорят: «Ваши сбережения застрахованы!». Но что-то я не вижу ваши страховые ЗАО и ООО в первой сотне страховщиков (и во второй, и в третьей – тоже). Да и среди их учредителей (с уставным капиталом в 10 тыс. рублей) – не вы ли сами?! Так что если «гром грянет», можно не сомневаться, эти страхователи исчезнут еще до появления «молний». А у меня будет одна дорога – в суд. А это – путь очень долгий и малоперспективный.

Еще мне говорят: «Наш кооператив – член саморегулируемой организации такой-то». А что такое это СРО и «с чем его едят»? В моем понимании – собрались пять-десять учредителей таких же КПК и создали «объединение». Но опять же, представим: «случилось страшное» с «твоим» КПК и что остальные члены СРО сделают – вернут мне мои вложения?.. Всё что они могут сделать – погрозить «твоему» КПК пальчиком и исключить его из своих рядов».

Насколько обоснованы эти опасения? За разъяснениями мы обратились к руководителю практики юридического агентства ЮНЭКС Рамису Музипову: «Деятельность КПК в основном состоит в организации финансовой взаимопомощи пайщиков путем объединения паев накоплений и привлечения денежных средств пайщиков и иных денежных средств. Лицо, вложившее деньги в КПК, получает за это определённые проценты. В силу закона, КПК вправе привлекать денежные средства от физических лиц и юридических лиц, являющихся членами кооператива. Имущественная ответственность КПК перед вкладчиками обеспечивается участием КПК в саморегулируемой организации (СРО). В соответствие с законом КПК в течение трех месяцев со дня создания обязаны вступить в СРО. До вступления в неё КПК не имеют права привлекать денежные средства и принимать в кооператив новых членов. СРО обеспечивает имущественную ответственность КПК перед вкладчиками формируя специальный фонд, за счет которого производятся выплаты при недостаточности собственного имущества КПК для выполнения его обязательств перед пайщиками. В этом требовании закона и видится его преимущество, так как оно направлено на защиту интересов пайщиков, хранящих сбережения в кредитном кооперативе».

Итак, с точки зрения закона все не так плохо. И если КПК работает по всем правилам, то кое на какие гарантии сохранности средств рассчитывать можно. Кстати в госреестре на 1 августа 2014 года числится всего десять саморегулируемых организаций кредитных потребительских кооперативов, в том числе – один татарстанский – Некоммерческое партнерство кредитных потребительских кооперативов «Поволжье».

Так что проверить состоит ли выбранный вами КПК в СРО не займет много времени.

По мнению экспертов, кредитный кооператив, если он работает в рамках закона, не предлагает вкладчикам баснословных процентов, то вполне способен приносить пользу обществу. Естественно, нужно смотреть на то, сколько лет организации работает на рынке, прислушаться к отзывам клиентов, поинтересоваться, откуда берется прибыль. Но утверждать, что тот или иной кредитный кооператив будет существовать долго, выполняя все обязательства перед вкладчиками, никто не возьмется.

Пример тому – уголовное дело о хищении денег вкладчиков кредитного кооператива «Казань – Кредит-1», расследование которого около четырех лет велось главным следственным управлением татарстанского МВД. Подсудимые – бывший директор КПК Петр Богданов и его заместитель Татьяна Аглиуллина. Им грозит до 10 лет лишения свободы и штраф в размере 1 млн. рублей.

По данным прокуратуры РТ, обвиняемые привлекали средства граждан, обещая им высокие дивиденды, однако похищали деньги, покупая на них себе недвижимость. Потерпевшими по этому делу является 248 человек, в основном – пенсионеры. КПК «Казань – Кредит-1» стал первым в регионе кредитным кооперативом, который был официально признан банкротом.

Перспективы потерпевших по этому делу весьма туманны. «Правоохранительные органы относятся к нам так, как будто нас заслуженно наказали мошенники за нашу доверчивость! Это неправильно! Виновные должны быть наказаны, они должны вернуть нам все наши деньги, украденные у нас! Но пока никакой надежды нет…», – сетует один из вкладчиков этого КПК Альфред Шагиев.

ОХ, ООО…

Ну, и напоследок, встречайте, многочисленные, ни кем не контролируемые, сегодня – здесь, завтра – там: общества с ограниченной ответственностью. Не имеющие никакого отношения ни к МФО, ни к КПК, но бойко обещающие пресловутые 140% годовых. Чаще всего их деятельность сводится к построению банальной финансовой пирамиды, когда выплаты вкладчикам осуществляются за счет привлечения новых членов. Кстати, нередко такие фирмы маскируются именно под КПК. Очень распространенный прием: назваться кредитно-производственная компания. Аббревиатура та же, а суть, увы, совсем другая.

Вот очередной эпизод деятельности подобного рода организаций: в июле в Казани возбуждены уголовные дела по части 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере) в отношении ООО «Мобайлтрейд Групп», ООО «Интер-Инвест», фигурирующие в рекламе как «Заемные деньги» и «Финансист». Последний за время своего существования привлек более 15 млн. рублей. По неофициальным данным, число обманутых в Казани вкладчиков уже перевалило за несколько сотен человек.

Резонный вопрос, почему подобного рода фирмы так вольготно себя чувствуют? На каком основании собирают деньги с доверчивых граждан? Основанием служит Гражданский кодекс, который не запрещает оформлять договора займа, а дальше – как карта ляжет. Может быть повезет и обещания фирма успеет выполнить, а нет – тогда появляются такие грустные истории.

Ольга Лопухова, домохозяйка:
– 5 июня 2014 года я внесла 100 тыс. руб. в фирму под названием «Капитал Финанс» (ООО «Бизнес-Капитал»). Выгодно вложить туда деньги мне посоветовала подруга. Правильно говорят, что задним умом все сильны. Теперь-то я вспоминаю, что, когда я приходила в офис этой компании заключать договор, некоторые вещи мне показались подозрительными. Например, совсем небольшой (если не сказать маленький) непрезентабельный офис, нервная девушка, которая оформляла документы. А ведь обычно сотрудники подобных организаций, наоборот, демонстрируют всяческое радушие, зазывая клиентов. Возможно, уже тогда у кооператива начинались проблемы, которые скрывались от вкладчиков руководством. 5 июля я должна была получить первые дивиденды, но, увы, ничего не получила. Заявление в полицию я подала в середине июля. Надеюсь, что получиться вернуть хоть какие-то деньги, ведь сумма моего вклада была застрахована в компании «Артекс». Эта компания, насколько я знаю, работает с рисками. Не знаю, смогу ли я получить страховую выплату, остается только надеяться на это».

Подобными рассказами изобилуют интернет-форумы, однако же желающих вложиться в сомнительные предприятия меньше не становится.

К сожалению, приходиться констатировать, что на сегодняшний день нет законодательного запрета на деятельность «финансовых пирамид». Идея внести запрет на рекламу привлечения денежных средств от населения в случаях, когда эта деятельность не регулируется, не лицензируется и не описана в профильном законодательстве, находится лишь на стадии обсуждения. Пока привлечь к ответственности организаторов таких пирамид возможно только при наличии пострадавших от их действий граждан, то есть когда все уже рухнуло и горе-вкладчики ринулись писать заявления в полицию и прокуратуру. Лишь после этого правоохранительные органы заводят уголовные дела по статье «Мошенничество».

В МВД РТ очень осторожно комментируют ситуацию этого лета, когда сошло с дистанции уже четыре организации, привлекающие денежные средства от населения.

Руководитель УБЭП МВД по РТ Ринат Акчурин высказался на этот счет следующим образом: «Пока не будем комментировать деятельность кредитных кооперативов. Дело в том, что многие из них работают нормально, на благо граждан нашей республики. Если мы сейчас поднимем тему недобросовестных фирм, то создадим тем самым панику среди вкладчиков. Все ринутся забирать свои деньги, а это приведет к масштабному краху. Ведь, если половина вкладов будет в короткое время «выдернута», то финансовая организация стопроцентно рухнет. И страдать вновь будут наши граждане».

Так что без паники, господа-товарищи…

УСПЕТЬ СТАТЬ ПЕРВЫМ

Не надо иметь высшее финансовое образование, чтобы понять схему, по которой работают предприимчивые дельцы от финансов. Примеры вкладчиков приснопамятного МММ ничему не учат. Резанул глаза слоган одной из местных фирм по приему сбережений: «Пока вы отдыхаете ваши деньги работают». Сразу вспомнилась телереклама из «прекрасного далёка»: «Мы сидим, а денежки идут! Хопер-инвест»… Увы, не пришли. Тогда «маятник качнулся» и финансовые пирамиды начали рушиться одна за другой, погребая под своими обломками наивные надежды вкладчиков на скорую прибыль. Думаете, маятник остановился?..

Можно сколь угодно долго сетовать на финансовую безграмотность людей, но все же оценить последствия собственных действий способны многие. Немало и профессиональных игроков на рынке «больших процентов». Они отслеживают сроки существования компаний, принимающих сбережения на супервыгодных условиях, число их вкладчиков. И вполне сознательно идут на риск в надежде успеть первыми прийти к финишу и получить заветный приз – обещанные проценты. Главное при этом не забыть, что выигрывают далеко не все и быть готовым к поражению.

Анна РАКИПОВА, Маргарита ПОДГОРОДОВА

Опубликовано: журнал «Про кредиты» // №11 // Август, 2014